Ганс Юрген Айзенк: жизнь, карьера и вклад в науку



Расскажите об этой статье в социальных сетях

Айзенк был выдающейся и поляризующей фигурой в британской психологии, известной обширным объемом своих исследований и прямыми, часто противоречивыми взглядами, которые он выражал. Он разработал отличительную размерную модель личности, основанную на факторно-аналитических сводках и биогенетических процессах. Айзенк сочетал в себе описательную статистику с физиологическими экспериментами, разрушая различие между чистой и прикладной наукой. Он был откровенным сторонником биогенетической основы индивидуальных различий в интеллекте и личности, а также яростным критиком психоаналитической психотерапии. Айзенк, автор восьмидесяти пяти книг и более тысячи научных работ, был известным популяризатором психологической науки.

Жизнь и Карьера

Айзенк родился единственным ребенком в Берлине в 1916 году. Его мать, Рут Вернер, была известной актрисой немого кино (со сценическим именем Хельга Моландер) в первые годы немецкой киноиндустрии, а его католический отец, Эдуард Айзенк, был сценический исполнитель. Вскоре после его рождения его родители развелись, и его воспитывала его еврейская бабушка по материнской линии. Айзенк окончил среднюю школу в Принц-Хайнрихс-гимназии в Берлине в 1934 году. Однако его неоднозначное этническое происхождение оставило ему трудный выбор: он мог либо пойти по национал-социалистической линии, либо уйти. Его мать и ее партнер, еврейский кинопродюсер Макс Гласс, уже бежали во Францию. Айзенк решил присоединиться к ним, проведя несколько месяцев в Дижоне летом 1934 года, а затем в августе отправился в Лондон. Его отец Эдуард остался.

Зимой 1934–1935 гг. Айзенк проходил промежуточные курсы в Колледже Питмана в Лондоне, а затем в октябре 1935 г. подал документы на изучение физики в Университетском колледже Лондона. Однако он обнаружил, что ему не хватает необходимых предпосылок, и вместо этого он поступил на факультет психологии. Получив ученую степень в 1938 году, Айзенк остался в Университетском колледже и быстро защитил докторскую диссертацию по экспериментальному анализу эстетических предпочтений под руководством Сирила Берта. Война обострилась, когда Айзенк защитил докторскую диссертацию в июне 1940 года. Будучи гражданином Германии, он едва избежал интернирования. Когда ограничения ослабли, Айзенк получил работу в больнице Милл-Хилл в северном Лондоне в июне 1942 года. После войны больница Модсли была восстановлена ​​в Южном Лондоне и объединена с Бетлемской больницей. Новый институт психиатрии в Лондоне был добавлен в качестве учебного и исследовательского центра для аспирантов. Айзенк отклонил предложения в нескольких других университетах возглавить отдел психологии. Это была его первая и единственная работа — обеспечение стабильной институциональной среды до выхода на пенсию в 1983 году. Ему была предоставлена ​​необычайная бюрократическая свобода организовывать отдел в соответствии со своими исследовательскими приоритетами. В 1938 году Айзенк женился на канадской аспирантке Маргарет Дэвис, и у них был один ребенок, Майкл Эйзенк, 1944 года рождения, известный психолог в начале XXI века. Брак, однако, был заключен вскоре после войны. В 1955 году Ханс Айзенк стал профессором психиатрии и гражданином Великобритании.

Научная деятельность

Ряд исследований Айзенка были восприняты как «шокирующие»; их темы, вполне нормальные для нацистской Германии, в Европе представлялись неприемлемыми. В частности, он исследовал психологические различия между представителями различных рас. Американские оптовые и розничные книготорговцы отказались распространять книгу Айзенка «Спор о коэффициенте интеллекта» («The IQ Argument», 1971) из-за полученных угроз насилия и поджогов, так что приобрести эту книгу в США в начале 1970-х годов оказалось невозможно. Американские газеты в те годы отказались от публикации рецензий на неё.

Свои исследования базовых признаков личности Айзенк начал с анализа результатов психиатрического обследования контингента солдат, — групп здоровых и признанных невротиками. В результате этого анализа, было выделено 39 переменных, по которым данные группы оказались существенно различными и факторный анализ которых позволил получить три фактора, в том числе факторы экстраверсии-интроверсии и нейротизма («Dimensions of Personality», 1947). В качестве методологической базы Айзенк ориентировался на понимание психодинамических свойств личности как обусловленных генетически и детерминированных, в конечном счете, биохимическими процессами («The Scientific Study of Personality», 1952). Первоначально он интерпретировал экстраверсию-интроверсию на основе соотношения процессов возбуждения и торможения:

  • для экстравертов характерны медленное формирование возбуждения, его слабость, и быстрое формирование реактивного торможения, его сила и устойчивость;
  • для интровертов же — быстрое формирование возбуждения, его сила (с этим связано лучшее образование у них условных рефлексов и их быстрая обучаемость), и медленное формирование реактивного торможения, его слабость и малая устойчивость.

Что же касается нейротизма, то Айзенк считал, что невротические симптомы представляют собой условные рефлексы, а поведение представляющее собой избегание условно-рефлекторного раздражителя (сигнала опасности), и устраняющее тем самым тревожность, является самоценным.

Необходимо отметить, что Айзенк переосмыслил термины экстраверт и интроверт, введенные К. Г. Юнгом, — изначально они имели иное содержание.

В работе «Биологические основы индивидуальности» («The Biological Basis of Personality», 1967) Айзенк предложил уже следующую интерпретацию этих двух личностных факторов:

  • высокая степень интроверсии соответствует снижению порога активации ретикулярной формации, поэтому интроверты испытывают более высокое возбуждение в ответ на экстероцептивные раздражители;
  • а высокая степень нейротизма соответствует снижению порога активации лимбической системы, поэтому у лиц с высокими показателями на этой шкале повышена эмоциональная реактивность в ответ на события во внутренней среде организма, в частности на колебания потребностей.

В результате дальнейших исследований с применением факторного анализа Айзенк сформулировал «трёхфакторную теорию личности».

Трёхфакторная теория личности

Трёхфакторная теория личности опирается на определение черты личности, как способа поведения в определенных жизненных областях:

  • на низшем уровне анализа рассматриваются изолированные акты в специфических ситуациях (например, проявляющаяся в настоящий момент манера вступать в разговор с незнакомым человеком);
  • на втором уровне — часто повторяющееся, привычное поведение в содержательно похожих жизненных ситуациях, это — обычные реакции, диагностируемые как поверхностные черты;
  • на третьем уровне анализа обнаруживается, что повторяющиеся формы поведения могут объединяться в некоторые содержательно однозначно определяемые комплексы, факторы первого порядка (обыкновение бывать в компании, тенденция активно вступать в разговор и пр. дают основания постулировать наличие такой черты как общительность);
  • наконец, на четвёртом уровне анализа содержательно определенные комплексы сами объединяются в факторы второго порядка, или типы, не имеющие явного поведенческого выражения (общительность коррелирует с физической активностью, отзывчивостью, пластичностью и пр.), но основанные на биологических характеристиках.

На уровне факторов второго порядка Айзенк выделил три личностных измерения: психотизм (P), экстраверсию (E) и нейротизм (N), которые рассматривал как генетически обусловленные активностью ЦНС, что свидетельствует об их статусе черт темперамента.

В огромном числе прикладных исследований, которые Айзенк провёл для доказательства своей теории (чаще всего, вместе со специалистами в соответствующих областях), была показана важность различий по этим факторам в статистике преступности, при душевных заболеваниях, в предрасположенности к несчастным случаям, в выборе профессий, в выраженности уровня достижений, в спорте, в сексуальном поведении и т. д. Так, в частности, было показано, что по факторам экстраверсии и нейротизма хорошо дифференцируются два типа невротических расстройств: истерический невроз, который наблюдается у лиц холерического темперамента (нестабильные экстраверты), и невроз навязчивых состояний — у лиц меланхолического темперамента (нестабильные интроверты). Им также были проведены многочисленные фактор-аналитические исследования различных психологических процессов: памяти, интеллекта, социальных установок.

На основе «трёхфакторной модели личности» Айзенк создал психодиагностические методики EPI («Manual of the Eysenck Personality Inventory», совм. с Sybil B. G. Eysenck, 1964) и EPQ [1] (недоступная ссылка), продолжившие ряд ранее созданных (MMQ, MPI («Manual of the Maudsley Personality Inventory», 1959)).

Трёхфазная теория возникновения невроза

Айзенк — один из авторов «трёхфазной теории возникновения невроза», — концептуальной модели, описывающей развитие невроза как системы выученных поведенческих реакций («The Causes and Cures of Neuroses», совм. с S. Rachmann, 1965). На основе этой поведенческой модели были разработаны методы психотерапевтической коррекции личности, в частности, одна из вариаций аверсивной психотерапии.

Личность и политика

Айзенк расширил свой ранний успех в получении контроля над личностью посредством факторного анализа в политической сфере. Хотя впоследствии он опубликовал еще несколько статей, его книга «Психология политики» 1954 года оставалась его основным заявлением в этой области. Айзенк суммировал социальные и политические отношения с двумя биполярными измерениями. Одно измерение делало обычное различие между радикализмом и консервативизмом, а другое контрастировало с жесткостью и нежностью, следуя размышлениям Уильяма Джеймса. Это привело к созданию четырехквадрантного пространства, наиболее провокационным следствием которого было то, что крайности фашизма и коммунизма были разделены идеологией, но схожи с точки зрения личного стиля. Для Айзенка это уравновешивало политическую картину, объясняя «тот же, но другой» парадокс, который он видел в довоенной Германии. Его работа столкнулась непосредственно послевоенными исследованиями авторитарной личности, с Айзенком спорно утверждая , что Теодор Адорно и мера его соавторов фашистского потенциала в Авторитарной Личности(1950) был практически синонимом грубости. Это привело к ожесточенным, очень техническим дебатам с Милтоном Роучом и Ричардом Кристи о реальности левого авторитаризма в западных демократических обществах.

Интеллектуальные различия

Публичная репутация Айзенка в последнее время была омрачена его популярными работами по разведке — хотя он и пришел к этому поздно в качестве темы исследования — потому что эти размышления затрагивали некоторые чувствительные области общественного интереса. В конце 1960-х годов, когда его четверо детей от второго брака начинали среднее образование, британское правительство предвидело масштабные реформы, направленные на выравнивание трехсторонней структуры средней школы. Айзенк быстро назвал себя врагом этих реформ и далее утверждал, что компенсационные меры, такие как увеличение денег на объекты и заработная плата учителей в более бедных регионах страны, будут неэффективными или даже контрпродуктивными для тех, на кого они нацелены. Он поднял свой профиль еще больше с его книгой 1971 года, поддерживающей утверждение Артура Дженсена, что черно-белые различия в показателях IQ были частично наследственными. В то время как многие его сверстники плохо воспринимали «Расу, интеллект и образование», яростные протесты групп показали, что Айзенк превратился в символ свободы научного выражения.

Тем не менее, публичного преследования, которому он подвергся, было достаточно, чтобы гарантировать, что он в значительной степени избежал обсуждения проблемы гонки.

Скандал с Кириллом Бёртом в середине 1970-х, в котором Бёрта обвинили в производстве данных, показывающих, что интеллект унаследован, вернул Айзенка в дебаты о природе и воспитании. В конце концов он неохотно дистанцировался от сомнительных практик своего старого наставника, но не от своих общих идей. Айзенк мог бы еще раз повторить свое утверждение о том, что интеллектуальные различия были на 80 процентов наследуемыми — оценка высокого уровня в этой области — наиболее заметно отстаивая эту позицию в противостоянии 1981 года с Леоном Камином, соавтором книги «Спор об интеллекте». На последнем этапе своей карьеры после ухода на пенсию Айзенк также сыграл ключевую роль в попытках повысить интеллект с помощью витаминов. В некотором роде он даже предположил, что факторы питания могут быть причиной расовых различий.

Исследования Айзенка по разведке начались только в конце 1970-х годов, когда Айзенк также играл ведущую роль в определении концепций и проведении дебатов. На протяжении всей своей карьеры он оставался приверженцем концепции общего интеллекта, или g, созданной его интеллектуальным предком Чарльзом Спирманом. Верный своему взгляду на Лондонскую школу, Айзенк сосредоточился на индивидуальных различиях, а не на компонентах интеллекта. Он попытался избежать цикличности психометрических определений интеллекта, не ограничиваясь тестами IQ, чтобы исследовать взаимосвязь между интеллектуальными различиями и функционированием центральной нервной системы.

В начале 1980-х Айзенк призвал психологов еще раз взглянуть на утверждение Фрэнсиса Гальтона (1822–1911) о том, что скорость обработки является важным фактором интеллектуальных различий. Айзенк проинформировал о том, что время реакции и электроэнцефалограмма (ЭЭГ) измеряют активность мозга как большие перспективы. Однако собственное исследование ЭЭГа, проведенное Айзенком в начале 1990-х годов, оказалось крайне разочаровывающим, и биологическая основа интеллекта оставалась в стадии разработки. Скорость была важным, но не решающим фактором, и Айзенк предположил, что это побочный продукт более эффективной, безошибочной нейронной передачи.

Личность, курение и болезнь

Другая важная инициатива Айзенка после выхода на пенсию была изучение связи между темпераментом и физическим здоровьем. В начале 1960-х годов сотрудничество с онкологом Дэвидом Киссеном предположило связь между раком и личностью. Вскоре Айзенк привлек больше внимания, заявив, что причинная роль сигарет при раке не была убедительно доказана. Айзенк получил толчок критики со стороны защитников общественного здравоохранения, поскольку сообщение о борьбе с курением стало более заметным и убедительным в конце 1960-х годов.

Айзенк вновь рассмотрел этот вопрос в начале 1980-х годов и представил новые генетические доказательства, связывающие личность, курение и болезни. В серии работ в конце 1980-х и начале 1990-х годов Айзенк и малоизвестный югославский исследователь Рональд Гроссарт-Матичек сообщили о серии продольных исследований, очевидно демонстрирующих поразительную связь между типами личности и раком и ишемической болезнью сердца. Хотя Айзенк не организовал эти исследования, его вклад помог точно настроить презентацию и анализ. Был проведен ряд вмешательств, предполагающих, что психотерапия может иметь удивительно полезные эффекты для больных раком и людей с нездоровым образом жизни. Хотя масштабы и амбиции этих расследований приветствовали, критики жаловались на отсутствие методологического контроля и описательных деталей. Некоторые, такие как Энтони Пелоси и Луи Эпплби, даже предположили, что результаты «слишком хороши, чтобы быть правдой».

Популярные книги

За эти годы Айзенк создал ряд чрезвычайно популярных книг в мягкой обложке и неоднократно появлялся в СМИ. Он был народным психологом в Британии; его бестселлеры «Пеликан» в 1950-х и 1960-х годах помогли представить эту дисциплину многим будущим студентам. Строгий эмпиризм Айзенка сопровождался скептическим отношением, которое развлекало почти всех, кроме тех, на кого он рассчитывал. Гонка Айзенка и книга IQ были продолжением этой популярной роли, сознательной провокацией его либеральных критиков. Все же это поляризовало его репутацию до такой степени, что остановило его карьеру в качестве основного представителя. После этого Айзенк, как правило, обращался к более необычным темам как для серьезных исследований, так и для популярных презентаций, включая гендерные вопросы, секс и брак, парапсихологию и астрологию. Последний набор сочинений о гении, творчестве и безумии.

Наследие и более широкое влияние

Трехмерному взгляду Айзенка на личность всегда противодействовали более сложные описательные системы в Соединенных Штатах, в частности шестнадцать личностных факторов Рэймонда Кэттелла. Однако Айзенк никогда не шел на компромисс с его точкой зрения, что трех измерений было достаточно, чтобы описать основную, культурно универсальную структуру личности. Физиологические аспекты его работы оттолкнули социальных психологов, в то время как экспериментаторы не оценили его настойчивость в учете индивидуальных различий в их поиске основных механизмов. Лишь немногие исследователи поделились его интегративным подходом. В рамках этой традиции возникло несколько серьезных проблем, особенно со стороны его преемника Джеффри Грея.

Без квалификации Айзенк был самым влиятельным психологом в послевоенной Британии. Все же он получил запоздалое признание в Соединенных Штатах и ​​никогда не был действительно удостоен чести на его родине. Его сторонники вспоминали, что во многих отношениях он был иностранцем — слишком амбициозным, слишком нонконформистским. Ярко выраженный интроверт, Айзенк не интересовался более привычными формами социальных сетей. Он отказался от доминирования или модернизации существующих дисциплинарных органов и вместо этого создал свой собственный. Люди присоединились к нему, а не наоборот.

Айзенк обучил сотни студентов-исследователей. Они были ключом к его огромному результату, кооптированы во всеобъемлющую, программную установку. Многие впоследствии заняли ключевые позиции в университетах в Великобритании и за рубежом. Несмотря на то, что он не хотел, чтобы продвигали идею догматической «Айзенк школы,» его идеи и подходы продолжают развиваться в руках международной сети, сосредоточенных на таких журналах, как личность и индивидуальные различия и Международное общество по изучению индивидуального Различия — все из которых Айзенк был основополагающим в создании.

Ответить

Почта не будет опубликована.